Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Arle

Мужская баня, Иран, XVI в.

Текст, конечно, развивает воображение (как говорят), но если хочешь узнать, а не придумать, как всё было, всё-таки лучше картинки. Мужская баня, скажем, в Исфахане, 1550-1560 гг. Можно нажать для увеличения.

0
Collapse )
Arle

Что пройдёт, то будет мило

Наташа Королёва, певица: — Я уверена, что только очень юные девушки думают, что мужчина будет верен им всю свою жизнь. Конечно, есть такие индивиды-однолюбы. Но, мне кажется, это редкость, ушедшая вместе с XX веком.

Вот мы и стали легендой. А ведь ещё недавно с тем же пиететом писали "ушедшая вместе с 19-м". И так же глупо, конечно.

Ссылку не даю. Статейка какая-то.
Arle

Записки ханжи

26 сентября с.г. в "Школе злословия" Авдотья Смирнова на всю страну сказала "хрен с ним", а гость передачи, главред "Книжного обозрения" Александр Гаврилов (agavr), обращаясь к Авдотье Смирновой, сказал "мы, деятели культуры" и "если женщина не даёт". Я хотела упасть в обморок, но сдержалась и продолжила слушать, в надежде, что дальше будет ещё интереснее. Но интереснее не было.

Обсуждали, почему читают Робски-Донцову-Духless, которые трэш и без эмоций, а серьёзного и с эмоциями не читают. Но про это я писать не буду. И так всем ясно, почему.
Arle

надо разбавить серьёзное

Казак несет госслужбу справно:
Не как абрек или кунак:
На ноги он надел лампасы
И это самый верный знак

Того, что он отчизне верен,
В минуту трудную предаст...
Тьфу: не предаст. И я уверен,
Что он отнюдь не педераст,

Не гомосек, не Вуди Аллен.
И пусть он с виду грубоват,
И далеко не идеален,
Зато красив и туповат,

Что ясно видно нам из фото.
Зачем желать еще чего-то?

menya_dvoe

Привет!
Arle

(no subject)

А ещё вчера Николай Сванидзе в передаче "Исторические хроники" сказал: "Какого чёрта этот умница, богач, Савва Морозов давал деньги большевикам?!". Так и сказал с телевизору на всю шестую часть суши: какого чёрта. Думала, ослышалась, но он дважды повторил. И чего, спрашивается, либеральничает? Говорил бы уж сразу: какого хрена.

А всё тлетворное влияние Европы.
Arle

(no subject)

Устала, выжата как лимон. На том свете тоже, говорят, отдыху не будет, а будет ещё хуже (таким как я).

Я, конечно, самый счастливый человек на свете. Поэтому вот, из Бернса.

Стихи бывают от души,
Бывают -- от ума.
Что от души, те хороши:
В них истина сама.

А те стихи, что от ума,
Сожги в ночной печи.
Они, как знаешь ты сама,
Горят как кирпичи.

Но кирпичи ведь не горят?
Меня спросила ты.
Смотри: они ведь здесь стоят
[Фиалки?] с высоты,

Где задыхается олень,
Дал дуба альпинист,
Там, где проводит целый день
Лишь тот, кто сердцем чист.

Я люблю тебя.
Arle

К вопросу о происхождении видов

Как их всё-таки делают, эти виды, непонятно. Губы обратите внимание. А также овал лица, брови и разрез глаз. И все сумели подстроиться что тогда, что сейчас. Невероятно.





1. Кукла, нач. 20 в. 2. Ариадна Тыркова. 3. Крамской "Незнакомка".
4. Барби. 5. Ксения Собчак. 6. Картинка Юлии Валеевой.
Arle

Вслед уходящей зиме

В своё время меня потряс роман Пастернака «Доктор Живаго». Сейчас модно ругать Ахматову, Солженицына и роман Пастернака «Доктор Живаго». И правильно. Он, наверное, плохой. Но меня потряс.

Меня в нём потряс снег. Его там очень много на каждой странице, и всё, что в снегу происходит, очень красиво. Согласитесь, зима -- гораздо более русское время года, чем весна. На всех картинах русских художников про весну обязательно снег. А в ботичеллевой «Весне» никакого снега. Снег на каблучках у гимназисток, на штыке у часового, и на егобобровыйворотник.

Земля наша проклята вместе с нами, поэтому дождь, слякоть и отсутствие горячей воды. Но потом будет вечная весна, как у Валерия Ободзинского, только ещё прекраснее. А снега совсем не будет. Это я прочла у какого-то грека. Они там, в Афинах, очень бояться снега. А мне вот жалко снега. Может быть, грек ошибся?

Ещё в романе «Доктор Живаго» меня потряс конец. Обычно как кончается -- либо автор придумывает, либо читатель додумывает. А в «Живаге» конец никто не замечает -- ни герои, ни читатель, ни сам автор. Совсем как в «Икаре» у Брейгеля: полотно восемь-насемь, куча народу, зверей, птиц, все чем-то заняты, краски, солнце... А на этом фоне, на заднем плане происходит трагедия эпических масштабов, от которой видна лишь ножка, высунутая из воды.

Вот и здесь так. Конец угасает медленно и незаметно, пустяково и неожиданно, совсем как в жизни. Вроде всё разрешилось (главный герой помер, если кто не дочитал), а вроде и нет. Такое щемящее чувство... Какая-то Таня в конце, которую и не помнишь вовсе, -- да и зачем она? ведь уже была Лара... Но Таня есть -- когда-то Лара, теперь Таня, это всё одна и та же жизнь, которую никак не удаётся начать с чистого листа, всё лишь продолжается, только с меньшей амплитудой, не голосом, а отголосками, пока не затухает совсем...

Поэтому те, кто ещё ничего не сделал, постарайтесь, пожалуйста, всё сделать правильно с первого раза. Это очень важно. А те, кто уже что-то сделал, извините, не знаю даже, что вам посоветовать.


(Это было о смерти. И о любви немножко тоже).