Изысканно, но невнятно (ptitza) wrote,
Изысканно, но невнятно
ptitza

Categories:

На полях

Прочитала Детей Аристотеля: как христиане, мусульмане и иудеи... что-то там". Название политкорректно (сейчас много книг, в названиях которых фигурируют христиане, иудеи и мусульмане в разных сочетаниях), но некорректно. В книге нет ничего ни про иудеев, ни про мусульман. Из иудеев упомянут два (не вру) раза Маймонид и трижды Ибн-Рушд на первых пяти страницах.

Книга должна называться так: "Дети Аристотеля. Парижский университет в XII-XIV в.в. Краткий пересказ своими словами других книг".

Некоторые "дети Аристотеля" изображены на этой фреске XV в. вместе с Данте и Беатриче.




Книга простая, но меня потрясла. Во-первых, раньше я не различала: XII, XIII, XIV-й век, не чувствовала их. Сейчас получше. Во-вторых, вдруг, как в Возрождение, народилась куча выдающегося, совсем не средневекового народу, прям взрыв народу. Речи, мысли совершенно современные, какие-то споры, персонажи оживают, выступают, потом снова враз исчезают. Ну, Абеляр всегда был живой, особенно, когда посмотрели на его домик в Париже, но ожили Бернар Клервоский, Роджер Бэкон, Фома Аквинский, Сигер Брабантский, Вильям Оккам, Майстер Экхарт, Петр Ломбардский и куча всякого народу помельче. Книга-пересказ, цитат-сносок мало, писал не историк и не философ (это минусы), но для начала сойдёт (это большой плюс). (Слева Bodleian Library, Кодекс Юстиниана, нач. XIV в.)

Дело не в этом. Я озадачилась: как так, откуда взялись? Все маршируют под костры инквизиции, а в университетах такая свобода. Так не бывает. Ну и пошла смотреть, что ещё было вокруг в это время. Искала, искала -- и нашла удивительное. Хотя казалось, уже ничем меня не удивить. Называется маргиналии, рисунки на полях, в данном случае, романских и готических манускриптов.



- Период поразивших меня маргиналий точь-в-точь совпадает с периодом, описанным в "Детях Аристотеля". Возник тогда же -- исчез тогда же. Это меня очень порадовало. (Посвящаю эту фразу reineke)
- Мрачное средневековье рассыпается прямо на глазах. Начинаю подозревать, что его и вовсе не было. (Пожалуй, и эту фразу ему посвящаю).
- Область узкая и трудная: эпоха ушла, язык непонятен. Исследователи пишут разное, в основном в таком духе: "ЧТО ЭТО БЫЛО???!"
- Что бы это ни было, его гораздо, на порядок, больше в церковных книгах, чем в светских. Факт невероятный настолько, что его имеет смысл повторить ещё раз: персонажи, символы, эпизоды и проч. на полях светских и церковных книг одни и те же -- но профанации на порядок больше в церковных, в т.ч. служебных, книгах.

Например, наверху две иллюстрации к "Роману о розе", XIII в., Франция (там, где монашки). Но это ладно, может, это такой средневековый "Плейбой". Гораздо труднее понять, как священник или средневековая, почтенная дама берёт Псалтирь, а на полях молитвы -- копуляция, дефекация, уроды и карикатуры на главных действующих лиц (волхвов, Христа).



Одно время поля с рисунками отрезали: в XVI в. сочли ненужным, в XVII -- глупым, в XIX -- нескромным. Потом начали потихоньку изучать.

Что значат эти рисунки? Зачем они в церковных книгах? Как вообще можно молиться, видя перед собой это? Куда, в конце концов, смотрела клерикальная общественность? И почему они исчезли к началу XV века?


Медведь и мартышка-доктор с urinalysis

Как я уже упомянула, говорят разное, и все приоткрывают своё окошечко. У Бахтина, Даркевича -- (очень упрощенно) это народное, площадное творчество, культура карнавала, которая "последовательно внецерковна и внерелигиозна". Это гротеск. Народная, естественная жизнь противопоставлена официальной, мрачноватой церковной жизни, народ бичует пороки клерикалов и правящих классов. Во фламандском Часослове дородный монах играет прялкой-смычком на воздуходувных мехах, а босоногая женщина (монашка), подоткнув подол и расставив руки в стороны, пустилась в пляс. Меха как эротический символ придают особое значение сцене…" (Даркевич, "Народная культура средневековья"). Очень приятно было наткнуться на картинку, описанную в этом тексте. Вот она.



Тут, однако, нужно помнить: у Бахтина Народная культура средневековья и Возрождения и Рабле. Но Рабле это XVI век, совсем не то, что XIV и, тем более, XII. Возможно, основные черты культуры карнавала и оставались неизменными 400 лет, и в этом смысле средневековье не отличается от Возрождения и от себя самого, более раннего. Но характер маргиналий меняется очень резко. С середины XII по середину XIV в.в. -- это особый, мгновенно узнаваемый стиль. А потом он исчезает, хотя культура карнавала, наоборот, расцветает.



Далее, Бахтин пишет, что особенно ярко это народное творчество проявилось в романских странах -- Италии, Испании, на юге Франции. Но "открытые мной" маргиналии, наоборот, наиболее ярки к северу: в Англии, Фландрии, Нидерландах и на северо-востоке Франции. А в "романских" её почти не было.

Наконец, самое главное, если это площадное, гротеск и противопоставление церковному, то как оно оказалось на полях служебных книг? Готично молиться, видя перед собой карикатуру на самого себя...




Церковная служба, крестные ходы и процессии -- популярный мотив. В таких процессиях неслучайно принимают участие "грязные" животные совы, обезьяны и зайцы. MS Bodl. 264. (О "грязных" животных позже).

Народного, конечно, там очень много -- иллюстрации к пословицам, басням, сказкам (хотя это не объясняет, что они делают на полях Библии, часословов и Псалтири). Например, вот история о том, как монаха и даму застукали в интересном положении и посадили в колодки, но по искренней молитве освободили, а вместо них наутро в колодках оказались сами-знаете-кто. Сюжет этот популярен, встречается в нескольких книгах в разных вариациях. В частности, это -- декреталии (послания римских пап). При чём здесь колодки?




Англия и Франция, XIII в. Декреталии. Британская библиотека
В чём обвинили этих монахов, сказать затрудняюсь.

Деревенские колодки, Англия.



Западная гипотеза (не помню чья, к сожалению): картинки были нужны для запоминания. Много текста приходилось учить наизусть, ну и вот рисовали, чтоб человек запомнил. Это объясняет некоторые вещи: иногда нелепую и формальную привязку к тексту, противопоставление тексту (хотя "противопоставление", "смена ролей" -- также черты карнавала), скандальный и шуточный характер рисунков. Не объясняет: как такое допустили в церковных книгах. Вот несколько примеров.


Рутландская псалтирь (Rutland psalter), 1250 г.

Хвостик от латинской "р" слова conspectu (видеть, визуально проникать) превращается в проникающую стрелу. Лучник, стреляющий в данную цель, -- популярнейших мотив. Смысл его остаётся туманен. Для кого-то -- это просто народный юмор, для кого-то -- эротика, для других -- из области скатологического, жизнь-смерть-переработка-возрождение. Всё это как-то не очень убедительно.




Blue Master, Bute Psalter (Псалтирь), Франция 1270 г.

Или вот полуголый шут, безумец, глупец -- иллюстрация к псалму 52: "Сказал безумец в сердце своем: "нет Бога". Традиционный и понятный мотив: напомнить молящемуся первую строку. Однако с уходом эпохи "детей Аристотеля" это стало выглядеть иначе (см. ниже).

Никаких голых и строящих рожи. Максимум цветной костюмчик и шапка с бубенцами для опознания. Заметим, эти двое в буквице, а голого выставили на поля (можно нажать, чтобы увидеть всю страничку).






Ещё приём: шарады, невероятная вещь. Популярная шутка того мрачного времени: какое самое грязное слово в Псалтири? Ответ -- conculcavit, попраша -- преследуют, топчут (Псалом 55:2, Miserere mei Deus quoniam conculcavit me homo tota die inpugnans tribulavit me// Попраша мя врази мои весь день, яко мнози борющии мя с высоты). Самое грязное, потому что разбивается на составляющие -- con, cul и cavit (женское, общее и мужское соответственно). И на странице с 55-м рисуется мнемоника мрачного средневековья, например, что-нибудь такое, где присутствуют все указанные выше элементы.



Есть и другие, интереснейшие примеры, попытки классификации, теории, которые пытаются дать объяснения. Всё потом, сейчас спать.
Tags: artтипо, история
Subscribe

  • Городские пейзажи

    Нюрнбергские хроники, 1493. Вот так смотришь, подделка-подделкой: захваты совершенно современные и непонятно, как их без привода разжимать. Под…

  • Художественно-возрастное

    Обнаженная модель в отсутствие сексуального влечения перестает быть чем-то особо интересным. Рисовать ню или лягушку теперь разницы нет. Обе…

  • Американка

    Типичная такая, из Техаса. Художник неизвестен.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 42 comments

  • Городские пейзажи

    Нюрнбергские хроники, 1493. Вот так смотришь, подделка-подделкой: захваты совершенно современные и непонятно, как их без привода разжимать. Под…

  • Художественно-возрастное

    Обнаженная модель в отсутствие сексуального влечения перестает быть чем-то особо интересным. Рисовать ню или лягушку теперь разницы нет. Обе…

  • Американка

    Типичная такая, из Техаса. Художник неизвестен.