Изысканно, но невнятно (ptitza) wrote,
Изысканно, но невнятно
ptitza

Поправка Джексона-Ваника (3)

Небольшие технические вопросы; можно ли использовать Джексона-Ваника для влияния на Россию сегодня; представитель американского бизнеса об отношении американской промышленности к поправке и вступлению России в ВТО.


Стив Хансон
Мне всё-таки непонятно, почему Конгресс продолжает ежегодно выдавать России освобождение от Джексона-Ваника. Насколько я знаю, уже два президента – Клинтон и Буш – обращались к Конгрессу, призывая его «оставить эту поправку в прошлом, потому что она уже давно неприменима к России». Тем не менее, процедура ежегодного «освобождения» продолжается. Объясните мне, пожалуйста, что конкретно нужно от президента США, чтобы покончить с этой ежегодной процедурой и чтобы всем было понятно: Конгресс больше не имеет к этому всему никакого отношения?

Ричард Перл
В том-то и дело, что никакого освобождения не требуется. Вся эта история с освобождением продолжается отчасти потому, что между на нашими странами существуют торговые разногласия. В результате, к поправке, которая создавалась с единственной и очень узкой целью – «не дадите эмиграции – не получите торговли» - сегодня присосались дармоеды из разных отраслей, в частности, из птицеводческой отрасли. Почему нынешняя администрация продолжает просить у Конгресса освобождения для России? Потому что либо не проконсультировались с юристами, либо просто игнорируют закон из политических соображений. В поправке ясно сказано: она действует до того момента, как президент США заявит: «Такая-то страна соблюдает все условия» -- и всё, поправка больше не распространяется на эту страну. Россия, естественно, уже много лет выполняет все условия.

Стив Хансон
Я ещё раз перефразирую, чтобы убедиться, что понял правильно. Официально Клинтон и Буш не говорили, что Россия соблюдает все условия. Вместо этого, они ежегодно просто просили Конгресс дать России очередное освобождение. Так?

Ричард Перл
Совершенно верно. Это делалось под давлением узких экономических интересов определенных отраслей. Однако в любой момент президент Обама может – и должен – официально объявить, что Россия соблюдает все условия, оговоренные в поправке. И с этого момента прекратятся и ежегодные освобождения, и жалобы Путина.

Вопрос из аудитории
Поправка определяет два условия – рыночная экономика и запрет на эмиграцию. А как определяется рыночная экономика? Ведь в России экономика смешанная.

Ричард Перл
Для России разницы нет. Если эмиграция разрешена, поправка не применяется, независимо от типа экономики.

Лара Иглицын
Ну хорошо, но какую роль может играть поправка Джексона-Ваника сегодня? Как она может помочь решить проблемы прав человека в России?

Марк Талисман
Никак. Я считаю, что российские проблемы должно решать правозащитное движение 2010 года. Поправку Джексона-Ваника можно расширять, выкручивать, перекручивать – всё это не даст никаких плодов. Особенно, в Палате представителей, судя по тому, что сейчас происходит в этом учреждении. Там на каждом висит по десять лоббистов, и каждый перевешивает их на поправку. Вы вообще представляете себе, что такое птицеводы? Что я хочу сказать: мы живём в новом мире, столько всего произошло с 70-х. Если подумать, это ведь интересная задача для правозащитников, вот пусть и решают – творчески. Нам нужны новые инструменты. В прошлом делались попытки расширить Джексона-Ваника, но они ни к чему не привели.

Ричард Перл
Поправка Джексона-Ваника дала положительный результат, потому что наказание соответствовало требованиям. Нельзя требовать слишком многого. Естественно, свободы слова в тоталитарном государстве мы бы не получили. А десятки тысяч выездных виз? Это да, это пожалуйста. Я думаю, Джексон-Ваник сыграл свою роль в истории и должен остаться в ней – как символ. Есть разные возможности для защиты прав человека в России, и я надеюсь, мы ими воспользуемся. Но я уверен, что повторение модели Джексона-Ваника сегодня не даст никаких результатов… Если бы Конгресс захотел заняться проблемой прав человека в России, он бы мог это сделать, ему для этого не нужен Джексон-Ваник. И он должен заняться этой проблемой. И Администрация должна, потому что молчание – знак согласия… С другой стороны, понятно, что Владимиру Путину отмена поправки нужна как символ, как победное отрицание того, что он считает незаконным вмешательством во внутренние дела своего любимого СССР. Это желание зачеркнуть то, что было сделано тогда, в 70-е, и не имеет никакого отношения ни к торговле, ни к нормализации наших отношений. Для него, отменить поправку – значит забыть о том, что она вообще существовала, перечеркнуть историю.

Стив Хансон
Что же получается? Джексон-Ваник имеет большое историческое значение, а также практическое значение в отношении таких стран, как Северная Корея. Но кроме неё, есть российско-американские отношения и непонимание поправки с обеих сторон. И есть вопрос прав человека в России, который особенно остро встал в последнее десятилетие. Связать эти три вещи трудно, потому что, как мы выяснили, использовать поправку Джексона-Ваника для решения проблемы прав человека в России не получится. Что думает по этому поводу американский бизнес? Мы пригласили на встречу Блейка Маршалла, старшего вице-президента и директора крупнейшей международной компании The PBN Company.

Блейк Маршалл
…В своём выступлении я попытаюсь охватить три вопроса: первое, что думает американский бизнес о поправке Джексон-Ваника и ежегодной процедуре «освобождения» в отношении России; второе, каковы последствия сложившейся ситуации для наших торговых отношений; и третье, как это всё отразится на вступлении России в ВТО. Сначала выскажу своё мнение. Россия давно выполнила условия поправки, сама поправка давно достигла своих политических целей и в этом её историческое значение. Дальнейшее её использование напоминает стрельбу по движущейся мишени – попытку с помощью поправки решать задачи, которые в ней не ставились. Возможно, это происходит оттого, что у Конгресса не хватает инструментов влияния Россию. Но мне не нравится, что поправку Джексона-Ваника пытаются использовать для решения хотя и важных, но никак не связанных с ней проблем – от Грузии с Ираном и до разного рода военных поставок.

Что касается наших торговых отношений, вот несколько фактов, определяющих взгляды американских компаний на Россию сегодня... Россия является одним из важнейших рынков для американских экспортёров из самых разных отраслей экономики: авиастроения, автомобилестроения, химической, компьютерной, станкостроительной и лёгкой промышленности. Значение этого рынка продолжает расти. Согласно последнему отчету «ПрайУотерхаус», Россия занимает прочное место среди стран Е7 [семь стран, чья экономика, по прогнозам, к 2050 г. значительно превысит по объему совокупную экономику «большой семёрки»], которые сравняются со странами G7 по объему экономики к 2019 году. Поэтому, что касается влияния поправки на Россию, то я бы разделил её на две части: символическое – оно значительно, и практическое – оно равно нулю. Ещё раз повторю: поправка Джексона-Ваника имеет огромное символическое значение, и именно поэтому она так раздражает многих, и в этом смысле мы должны сделать всё возможное, чтобы восстановить взаимное доверие, которое было значительно подорвано в последние годы. Но при этом поправка Джексона-Ваника не имеет никакого практического значения для наших торговых отношений, потому что с 1992 года российские товары получают ежегодное освобождение от поправки, и процедура эта чисто формальная, если не сказать большего.

Но тут получается интересно: поправка никак не влияет на наши торговые отношения, но наши торговые отношения удивительным образом влияют на поправку. Точнее, на возможность окончательного вывода России из Джексона-Ваника. Я здесь имею в виду экспорт некоей американской сельскохозяйственной продукции в РФ. Я понимаю, почему иногда так не хочется давать России нормальный торговый статус – все эти инспекции, лицензионные квоты, которыми постоянно крутят налево и направо, эти протекционные игры… Но пора уже честно и открыто признать: Джексон-Ваник не решит ни этот, ни какие другие вопросы внешнеэкономической политики. А если говорить ещё резче, просто неэтично использовать поправку в играх кнута и пряника. Когда-то давно это имело смысл. Но этот момент, так мне представляется, давно пройден, и никакой логики здесь нет. Российские власти это знают и открыто, на самом высоком уровне, говорят, что это наша проблема, мы должны её решать сами, и Россия в этом смысле – жертва нашего бюрократического беспорядка.

И, наконец, о ВТО. Джексон-Ваник не может помешать вступлению России в ВТО. Там есть другие сложности, но поправка к ним не относится. Вот когда Россия вступить в ВТО, тогда могут возникнуть проблемы. США придётся принять решение: либо предоставить России нормальный торговый статус – либо апеллировать к 13 статье о непредоставлении нормального торгового статуса. Второй вариант исключается, потому что это – абсолютная катастрофа для американских компаний в смысле долгосрочных последствий для них и, я бы сказал, для наших торговых отношений с Россией в целом. В случае апелляции к 13 статье, американские компании потеряют все льготы, за которые мы так тяжело боролись на переговорах о вступлении России в ВТО. Вдвойне обидно, потому что ВТО получила выгодные условия именно благодаря давлению американской стороны на Россию – а теперь мы же сами ими не сможем воспользоваться. Что же мы потеряем? Крупные – от 10% и выше – скидки на импортируемые товары, включая новые автомобили и гражданские самолёты, среднюю тарифную ставку на промышленные товары, которая сократится с приблизительно 12,5% до 8%, и огромную долю рынка для самых разных компаний – от финансовых до телекоммуникационных. Далее, США не сможет разрешать торговые споры с Россией через систему ВТО, если Россия, например, нарушит какие-либо правила. Хуже сценария придумать невозможно – и это нужно учесть сейчас, пока продолжаются женевские переговоры.

В итоге, США упустит свою долю на одном из наиболее динамичных развивающихся рынков. Между прочим, тот же «ПрайсУотерхаус» в своём отчете ставит Россию на пятое место в мире по объему экономики к 2030 году. Отсюда видно, что американские компании крайне заинтересованы в развитии долгосрочных связей с Россией и на это у них есть все причины. Американский бизнес хочет, чтобы это хорошо поняли в Вашингтоне, чтобы это поняли в Белом доме и на Капитолийском холме – и чтобы власти не медлили с правильным решением, когда придёт время его принимать.


-----------
Тут, наверное, нужно пояснить. Все члены ВТО автоматически получают статус нормального торгового партнёра (НТП) друг друга. Если Россия становится членом ВТО, то она автоматически становится нормальным торговым партнером США, которые входят в ВТО. Т.е., Джексон-Ваник становится недействителен, т.к. по идее международные договора по статусу выше внутренних правил. Но, по-видимому, в правилах ВТО есть статья 13, которая предусматривает исключение из автоматического статуса НТП. То есть, страна-член ВТО может воспользоваться этой статьёй и сказать: "А мы не хотим быть партнерами с этой страной; все остальные пусть будут, а мы - отказываемся". Бизнесмен говорил об этом. -- ptitza

Выступление Блейка Маршалла почему-то напомнило мне лекции по политэкономике в институте и книгу А.М.Горького "Город жёлтого дьявола". Условный рефлекс моего поколения.
Tags: политика
Subscribe

  • ЖЖ-цитаты

    Как всегда, кратко и по сути у Баншура о фильме А. Архангельского "Отдел".

  • Новое в технике... аэропортов

    Провожали сына на самолёт и вот: ставят между двумя пластинами руки вверх: "Подержите, не опуская 15 секунд". Я и не поняла сначала, что это.…

  • Джексон-Ваник (4)

    Выступления американцев кончились. Дальше наши выступления -- Арсений Рогинский, Людмила Алексеева и др. о современном и "советском" правозащитном…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments